Японский айнский охотничий нож Пирика макири Хання мастера Кояма

32.5 т.р.

Японский айнский охотничий нож Пирика макири Хання мастера Кояма

Размер
полная длина -  260 мм
длина лезвия -  105 мм
ширина лезвия - 20 мм
толщина лезвия - 4 мм
длина ножен - 215 мм
длина рукоятки - 110  мм
Описание
работа мастера Кояма из Тоса 小山 青鋼正


рукоятка и ножны - выполнены из бамбука, резьба по кости изображение демона Хання
сталь лезвия - 3-х слойный клинок из стали Aogami , закалённые до 62 HRc с обкладкой из вязкой и прочной низкоуглеродистой стали.С выделенной линии закалки - хамон

сагео шнур для ношения - ручная работа , кость

Авторский коллекционный туристический фиксированный нож выполнен в ттрадиционной манере народности Айну в стиле охотничего ножа Пирика макири мастером ножевого дела Кояма в единичном экземпляре.
Выглядит очень элегантно и благородно, с изысканным сочетанием цветов. Состоит из деревянных ножен выполненых из ствола бамбука и покрыт прозрачным лаком, покрытых черным полированным лаком, резьба по кости высокого уроня мастерства, образ Хання 

История Маски для театра Но, и храмовых ритуалов и уличных фестивалей - 鬼面 «Они-мэн»

Что же до цубы и прилагающихся к ней деталей оправы, то если читать подпись как 一延作 (Итинобу-саку/Ichinobu-saku), то поисковики обнаруживают только ссылку на аукцион с этим же предметом, поскольку именно так подпись прочитал продавец. У меня есть некоторые сомнения, но лучшего варианта нет, так что остановимся пока на этом. Опять же, согласно продавцам на аукционе, это сюжет, посвящённый легенде о колоколе храма Додзёдзи, Самое старое её изложение обнаруживается в "Хокэ Кэнки" (Записях о чудесах "Сутры лотоса", совершённых ею в великой стране Японии), где сюжет описан так:
О распутнице из округи Муроно земли Кии
(«Хокэ кэнки», № 129)
Жили-были два монаха. Один был годами молод и лицом красив. Другой был стар. Вместе они отправились паломничать в Кумано 199. Дошли до округи Муроно и остановились на ночлег в доме возле дороги. Владела домом вдова. Выделив для монахов служанок, хозяйка устроила их на ночлег, хорошенько накормив и всячески угождая.
Глубокой ночью хозяйка пробралась к молодому монаху, скинула одежду, легла с ним и сказала: «В моем доме никогда не ночуют чужие. Но сегодня я оставила вас, и на то есть причина. Как только я увидела тебя, захотела лечь с тобой. Потому и оставила ночевать, за тем и пришла к тебе».
Монах страшно сердился и досадовал, сел на постель и сказал: «Многие дни я постился, прошел дальнюю дорогу, дабы преклониться перед божествами Кумано. Как же приму на душу тяжкий грех?» Так он отнекивался. Женщина пришла в великую ярость. Ночь напролет она обнимала его, соблазняла, веселила. Монах же беседовал с ней, осаживая по-всякому. «Обожди два-три денечка. Вот только дойду до Кумано, засвечу лампадку, помолюсь, да и вернусь сюда, и сделаем, как ты того хочешь». Пообещав так, монах избежал ее и отправился в Кумано.
Помня о его возвращении, вдова ждала монаха, заготовив угощение. Монах же на обратном пути прошел мимо. Отчаявшись ждать, вдова вышла на дорогу и стала высматривать путника.
Шел из Кумано некий монах. Вдова спросила, не видел ли он молодого и старого в таких-то и таких-то одеждах. Монах отвечал: «Они там долго не задерживались. Уж дня три минуло, как они ушли оттуда».
Услышав ответ, вдова от досады всплеснула руками, вернулась домой, зашла в спальню, затворилась там и замерла, не издавая ни звука. Потом обернулась ядовитой змеей длиною в пять хиро 200 и погналась за монахом.
Один человек увидел змею. Задрожал весь от страха и сказал двум монахам: «Странное дело. Громадная змея оставила позади Ямано и ползет сюда».
Тут монахи сообразили, что вдова змеей обернулась и гонится за ними. Тогда они стали веселее погонять лошадей и доскакали до храма Додзёдзи. Рассказали там о случившемся, надеясь в храме от змеи спастись.
Собрались тамошние монахи и стали думать, как им [121] быть. Взяли большой колокол, молодого монаха посадили под него, а ворота в храм затворили. В это время змея к храму приблизилась, стала вокруг ползать. Подобралась к двери, за которой монах прятался, стала хвостом в дверь колотить. Била-била, пока дверь не вышибла. Вползла в храм. Обвившись вокруг колокола, стала хвостом по навершию колотить. Монахи затрепетали, все двери распахнули и, сгрудившись, с ужасом наблюдали за змеей. Она же заплакала кровавыми слезами, из храма выползла, голову подняла, язык высунула и уползла, откуда пришла. Монахи увидели, как от ее яда колокол вспыхнул пламенем жарким, так что к нему и не подойти было. Тогда натаскали воды и поливали колокол. Так потушили огонь. Стали искать монаха, а он весь сгорел — ни косточки не осталось, только горсть пепла и пыли.
Прошло сколько-то дней, и тот самый престарелый и многоопытный монах увидел во сне, как огромный змей подползает к нему и говорит: «Я — тот монах, что прятался в колоколе. Распутница овладела мною, я стал ее мужем и получил это поганое и мерзкое тело. Сил моих мало, дабы избавиться от этих страданий. Хотя при жизни я и читал “Сутру лотоса", но времени не хватило, чтобы праведные дела привели меня в Край Вечной Радости. Дурная карма сделала свое дело. Но милостью твоей избавлюсь от мук. Пусть же в душе твоей укоренится сострадание бесконечное. Перепиши с сердцем чистым “Сутру лотоса" — так спасешь от страдании змею и змея. Если б не “Сутра лотоса" — как тогда спастись от мук? Особо же постарайся ради той распутницы».
Сказав так, змей уполз.
Монах пробудился ото сна и исполнился праведной решимости, осознав муки круговорота жизни и смерти. Собственноручно переписал он главу из «Сутры лотоса», имущество свое забросил, вещи роздал монахам. Еще созвал он монахов для пышной службы, совершая эти благодеяния ради избавления змея и змеи от мучений.
В ту ночь было праведнику видение: монах и распутница с видом радостным и лицом умиротворенным пришли в храм Додзёдзи, перед святыми статуями и монахами разом распростерлись на земле и сказали: «Добрые дела твои вывели нас с поганой дороги и вознесли в Край Вечной Радости — бывшая распутница родилась на небе Тори, а монах — на небе Тосоцу».
Сказав так, они разделились и исчезли в пустыне неба.
Позднейшие произведения на эту тему приписали монаху имя Антин, а распутнице - имя Киё-химэ. Её постепенно стали изображать в виде змеи с головой, похожей на маску демона-хання, а позднее, в театре Но, исполняющий её роль актёр и вовсе просто надевал эту маску, давая зрителям возможность довообразить змеиное тело. В руках исполнители театральной роли Киёхимэ как раз держат посох с навершием в виде молоточка (撞木杖, сюмоку-дзуэ/shumoku-zue), использовавшийся как трость высокопоставленными буддийскими монахами, а позже вошедший в число незамысловатого реквизита театра Но. Вот здесь мы как раз можем видеть актёра с этими двумя атрибутами:

Хання  般若 — маска, которая используется в японском театре но, представляющая собой страшный оскал ревнивой женщины, демона или змеи, при прямом её положении. Однако если маску немного наклонить, то из-за скошенных бровей создаётся видимость безутешно рыдающего лица. Маска обладает двумя острыми бычьими рожками, металлическими глазами и полураскрытым ртом от уха до уха.Название «Хання» 般若 является китайско-японским словом для передачи буддийского понятия праджня или просветлённой мудрости. Одна традиция утверждает, что это название дано маске по имени художника, монаха Хання-бо  般若坊 , который, как говорят, усовершенствовал её внешний вид. Другим объяснением является то, что совершенная мудрость сутр и их вариаций считалась особенно эффективной в отношении женщин-демонов. Согласно альтернативному объяснению, мастеру нужно много умения для того, чтобы создать эту маску.

 1. 大鬼神 – дайкидзин - «Великие демонобоги», они же «Дзэнкишин» 善鬼神 «Добрые демоны» в своей относительности.

 Один  из 8 демонобогов сюгендо (буддизм+синтоизм+даосизм – основная религия Японии), способных изменять свой облик (как и все «они»), при этом враждебных друг другу сущностей неба и земли - 4 к 4-м или 5 к 3-м. Это дэвы, наги, асуры, оха, гаруды, гандхарвы, киннары и махораги, конкретно в лице:

  梵天, 弁才天 – Бонтэн, Бэнтэн. Бэнтэн равна индийской/буддийской Сарасвати – богиня высшей мудрости, также одна из 7-ми богов счастья (покровительствует музыке), в то же время, ассоциируется с синтоистской богиней смерти - Идзанами, которая, быв при жизни доброй и хорошей, умерев стала страшной и мстительной. В гневном аспекте изображается восьмирукой, с обвитой белой змеей головой, что приближает ее к образу паучихи-змеи (т.е. самый близкий к земле образ).

 Ее мирный облик с лютней/бивой, можно часто неслучайно встретить на якудзовских спинах, как и маску Хання 般若. Потому как, Сарасвати – это опять же ипостась Праджня-дэви (Хання) - матери всего - и небесного и земного, двуликая богиня – инь-ян (так же как добрые и злые ипостаси Шакти). Хотя буддисты будут божиться, что это просветленная мудрость Будды, но почему тогда Хання – демон, - ответить не смогут.

Осуществляем доставку антикварных японских предметов по Санкт-Петербургу, Москве и во все регионы России. А также доставляем японские предметы в Казахстан. Заказывайте!



Доставка компаниями:

Наш YouTube канал

YouTube-Logo-200px

Телефон

Cайт носит исключительно информационный характер и ни при каких условиях информационные материалы и цены, размещенные на сайте, не являются публичной офертой, определяемой положениями Статьи 437 Гражданского кодекса РФ